Пятница, 16.11.2018, 21:23
Приветствую Вас Гость | RSS

Московское Краснознаменное ВИУ в Калининграде

Категории раздела
1919-1950 [1236]
1951-60 [183]
12 рота [66]
О девушках-саперах
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Выпуски » 1919-1950

Еремеев А.И. (Леонид Пантелеев)
ЕРЕМЕЕВ
Алексей Иванович
(Леонид ПАНТЕЛЕЕВ)
(22.8.1908 – 9.7.1989)
 
Курсант
Прозаик
Интендант 3 ранга
                                                                

 
Родился в Петербурге. Отец, Иван Афанасьевич – казачий офицер, участник Русско-японской войны, храбро воевал, награжден орденом св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом, который автоматически давал офицеру статус потомственного дворянина. В 1919 г. арестован ЧК, содержался в холмогорском изоляторе и, видимо, там был расстрелян. Мать Александра Васильевна, урожденная Спехинина, происходившая из купеческой среды, была одарена от природы, окончила гимназию, училась на музыкальных курсах, играла на любительской сцене.
С 1916 – учился во 2 Петроградском реальном училище (не окончил).
Первые стихи, пьесу, рассказы и даже трактат о любви он написал в возрасте 8-9 лет.
После революции и гибели отца мать вместе с детьми уехала в Ярославскую губернию.
В 1921 – вернулся в Петроград, где пережил голод и нищету, авантюры с рулеткой. Скитался по России, переменил много профессий, побывал в колониях и детских домах. Все эти события впоследствии легли в основу повести «Лёнька Пантелеев».
В петроградской Школе для трудновоспитуемых детей им. Ф.М. Достоевского (Шкид) беспризорник Алёша Еремеев, получивший прозвище Лёнька Пантелеев (это был разбойник, пользовавшийся авторитетом в преступном мире), познакомился с другом и будущим соавтором Григорием Белых.
Не задержавшись долго в Шкиде, друзья отправились в Харьков и поступили на курсы киноактёров, но вскоре оставили их и в 1925 г. вернулись в Ленинград. Их юмористические рассказы и фельетоны печатали журналы «Бегемот», «Смена», «Кинонеделя».
1927 – вышла совместно написанная «Республика Шкид», благодаря которой молодые авторы вошли в большую литературу. Книга была встречена с восторгом, переведена на 7 языков. О ней неоднократно писал Горький. В течение 10 лет повесть переиздавалась ежегодно.
В 1936 г. при обыске у Григория Белых нашли рукопись "Разговор Петра I со Сталиным", был репрессирован, 14.8.1938 г. умер в тюрьме.
К теме беспризорничества Пантелеев обращался ещё не раз: в рассказах «Карлушкин фокус», «Портрет», в повести «Часы». В 1933 г. написал повесть «Пакет», посвящённую событиям Гражданской войны.
В годы Великой Отечественной войны оказался на грани смерти в осаждённом Ленинграде, откуда был вывезен на Большую землю в июле 1942 г. А. Фадеевым по просьбе С. Маршака. Несколько месяцев он провёл в госпитале и санатории. После лечения Пантелеева поселили в гостинице «Москва», где, по его признанию, «надоел, приелся до чёртиков окружавший быт. После чистой атмосферы блокадного Ленинграда он казался постыдно мелким, пустым и ничтожным. Раздражала постоянная толчея в нашем номере, обилие незнакомых, а часто и неприятных мне людей. Я имею в виду, конечно, не тех, кто останавливался у нас, приезжая с фронта или из эвакуации…».
4.1943 – подал заявление с просьбой призвать в армию. Просьба была удовлетворена.
Несколько дней писатель пробыл в запасном полку, куда направляли «отставших от своих частей, выздоравливающих, а также тех, кто почему-либо не подходит для службы в действующих частях». Здесь же в здании бывшей школы находился сборный пункт, куда поступали для распределения по частям вновь мобилизованные, выздоравливающие, штрафные, разжалованные, отставшие и потерявшие свои части. В записных книжках писатель отмечает, что ему «даже на пропахших карболкой нарах запасного полка было интереснее, лучше, чище и, главное, душевно спокойнее, чем в гостинице «Москва».
Маршак хлопотал, чтобы Пантелеева направили в военное училище. Для этого пришлось пройти строгое медицинское обследование.
В Военно-инженерное училище (пос. Болшево) было направлено 4 человека.
1943 – курсант аэродромно-строительного батальона Московского КВИУ.
В воспоминаниях писателя «Из старых записных книжек (1924 – 1947)», впервые напечатанных в последней прижизненной книге Пантелеева «Приоткрытая дверь» (Ленинград: «Советский писатель», 1980), отражены любопытные сведения о его учёбе и пребывании в Болшеве.
В Училище новобранцев встретил и побеседовал капитан.
«Офицер спрашивает каждого: фамилия, имя, отчество, где и когда родился, профессия… Называю, заикаясь, фамилию, имя, отчество, Ленинград, 1908 года рождения, писатель.
– То есть как писатель? Писарь, что ли?
– Да нет. Книжки пишу.
– А фамилия, простите, как? Я не расслышал.
– Фамилия: Пантелеев.
– Постойте, это что? «Республика Шкид»?
– Да, – говорю. Капитан поднимается, как-то торжественно выходит из-за своего столика и на глазах у моих товарищей крепко пожимает мне руку. Конечно, это был триумф. Но очень скоро триумф этот обернулся для меня своей обратной стороной. Футбольные матчи в военном училище устраиваются далеко не каждый день. Не каждый день бывают концерты и шахматные турниры. А газету размером 1/4 часть ЦО «Правда» мы выпускали последние полтора месяца ежедневно».
Кроме обязательных классных и строевых занятий исполнял обязанности редактора газеты. За полтора месяца в Училище у Пантелеева не было времени для записей. Но он всё же на клочках, на полях и обложках учебных тетрадей кое-что записывал. Одна из коротких записей:
«Пишу ночью. В Ленинском уголке. Мой помощник Лотман давно ушёл, спит. А я решил – хоть что-нибудь записать».
А вот другая:
«Ложусь в 2-3 часа ночи, а чуть свет уже подъём, побудка. Туалет, заправка постели, зарядка. Утренняя поверка. Строем, с обязательными песнями идём в столовую. Американская консервированная колбаса, каша, хлеб, чай. Гимнастика. Классные занятия. Фортификация. Тактика. Топография. Аэродромное дело. Строевые занятия. Стреляем. Бегаем. Берём препятствия, форсируем рвы, ползаем по-пластунски. Небольшая передышка только после обеда».
Кто учился вместе с Пантелеевым?
«Народ, в общем-то, хороший. Довольно много фронтовиков — сержантов, старшин и даже солдат, отличившихся в боевой обстановке».
Командовал взводом 24-летний Епихин – рязанец, похожий на Есенина.
«Я старше его почти на десять лет. Он читал меня, гордится, что я в его взводе. В Подлипках я шёл куда-то узкой дорожкой. Навстречу три или четыре офицера, в том числе и Епихин. Я свернул с дороги, вытянулся, откозырял. Они мне ответили. Прошли. Слышу возмущённый голос Епихина:
– Неужели не читал?! Её же каждый пацан знает!
Это он, милый мальчик, мною хвастается».
В записных книжках Пантелеева есть сведения и о женском батальоне.
«Этот батальон называют «монастырским», потому что генерал-майор, начальник училища, понимая, какой соблазн и какая опасность возникают от присутствия в военном училище женского подразделения, ввёл в этом батальоне порядки, каких не бывало никогда ни в одной самой строгой обители у самой суровой игуменьи».
Участвовал в строительстве укреплённых районов и аэродромов в Московской зоне обороны.
Был отозван с учебы:
«Интенданта третьего ранга Пантелеева отозвать в Москву в распоряжение отдела кадров Наркомата обороны».
«Скажу честно, – признавался Пантелеев, – я не очень хотел ехать. Было предчувствие, что в батальон я не вернусь…».
Прибыв в Москву, в отдел кадров, узнал, что отзываюсь из армии в Военный отдел ЦК ВЛКСМ. «Повоевал» недолго», – так подытожил Пантелееев свою учёбу в Московском КВИУ в Болшеве.
Ему поручили первое серьёзное задание: написать очерк для «Комсомольской правды» о Герое Советского Союза Александре Матросове, бывшем, как и Пантелеев, беспризорном. В отличие от своего соавтора Г. Белых Пантелеев чудом избежал репрессий, хотя и его имя долго нигде не упоминалось. Но и в сложных жизненных ситуациях он не оставлял занятия литературой, в которую ему удалось вернуться только после смерти Сталина, когда в его защиту выступили Чуковский и Маршак.
Выход в 1960 г. книги «Республика Шкид» можно считать её вторым рождением. Она была переведена на многие языки, экранизирована.
В своём творчестве Пантелеев сам выделял две темы: «Рассказы о подвиге» и «Рассказы о детях».
К первым относятся рассказы «Ночка», «Первый подвиг», «Гвардии рядовой», «На ялике», «Главный инженер» и повесть «Пакет».
Ко вторым – рассказы «Маринка», «Долорес», «Честное слово», «О Белочке и Тамарочке», «Буква «ты».
По дневниковым записям, сделанным в блокадном Ленинграде, им написаны книги «Живые памятники» («Январь 1944»), «В осаждённом городе».
Ему принадлежат воспоминания о М. Горьком, К. Чуковском, Е. Шварце, Н. Тырсе. В 1966 г. вышла книга Пантелеева «Наша Маша», написанная на основе многолетних записей о дочери.
К писателю вернулась былая известность: его произведения печатали и экранизировали.
Жена Элико Семёновна. «У меня до сих пор сохранилась её книжечка «Золотые зёрна», выпущенная в Детгизе в 1947 году, с дарственной надписью: «Коле от тёти Элико». В ней содержались «загадки и пословицы народов СССР». Элико была грузинкой, внешне очень красивой и с темпераментным характером. Одевалась всегда модно и со вкусом, что по тем временам бросалось в глаза, и всегда вела себя не чопорно…». Воспитал дочь Марию.
Умер в Ленинграде. Похоронен на Большеохтинском кладбище.
После смерти вышла книга «Верую», над которой писатель работал всю жизнь.
 
Источники информации
 
Брюховецкий Р.И.
 
Категория: 1919-1950 | Добавил: 2051 (08.04.2011) E
Просмотров: 2401 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Copyright MyCorp © 2018
Создать бесплатный сайт с uCoz