Четверг, 23.11.2017, 18:16
Приветствую Вас Гость | RSS

Московское Краснознаменное ВИУ в Калининграде

Категории раздела
1919-1950 [1122]
1951-60 [178]
12 рота [66]
О девушках-саперах
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Выпуски » 1951-60

Лавринович К.К.
ЛАВРИНОВИЧ
Клеофас Клеофасович
(22.7.1935)

Советский и российский военный инженер
Воспитатель и педагог
Подполковник
Преподаватель

Родился в местечке Годутишки Виленского края Польши, ныне местечко Адутишкис Швенчионского района Литвы.
11.1949 - с семьей переехал в пос. Знаменск Гвардейского района Калининградской области. 
После окончания Знаменской СШ в 1954 г., поступил в Московское КВИУ в Калининграде и зачислен во 2 взвод 2 роты 1 батальона курсантов.
1957  - по окончании Училища получил назначение на должность командира лесозаготовительного саперного взвода оисб 5мсд Прибалтийского ВО (г. Гвардейск Калининградской области).
2-11.1963 - помощник начальника технической службы, с 7.1963 - помощник НШ оисб 1мсд Прибалтийского ВО (Калининград).
11.1963 - назначен командиром взвода инженерно-технической роты итб курсантов Калининградского (до 1963 - Ленинградского) ВИОЛКУ им. А.А. Жданова.

С 9.1969 - преподаватель подрывного дела, фортификации и маскировки кафедры военно-инженерных дисциплин. Подполковник.
Окончил (1969-73) заочное отделение ВИА им. В.В. Куйбышева по специальности "фортификационно-строительная". Военный инженер.

22.12.1984 - уволен в запас, с 2.1.1996 в отставке.

1985 - работал мастером производственного обучения на курсах ГО Балтийского района г. Калининграда.

1986-2002 - преподаватель кафедры общетехнических дисциплин
(начертательная геометрия, инженерная и компьютерная графика, машиностроительное и строительное черчение), с 1996 - в пограничном институте.
С 1996 - одновременно член общества Польской культуры (ОПК) г. Калининграда и области.
В течение 3-х сроков (1996-2002) избирался председателем ОПК и редколлегии ежемесячной польской газеты "Голос с Преголи", издаваемой в Калининграде. За активную работу в ОПК в 1999 г. награжден президентом Польши А. Квасьневским медалью "Золотой крест заслуги". Награду вручали в Москве в Посольстве Республики Польша.
 
 
Из автобиографии Лавриновича К.К.
Родители по национальности поляки, отец Клеофас работал директором семилетней школы, мать Вероника была домохозяйкой. В семье было 6 детей (старший брат Генрик 1929 г.р., сестра Эльжбета и брат Антони 1930 г.р., сестра Тереса и я 1935 г.р. и младший брат Казимир 1941 г.р.).
17.9.1939 - после вступления КА в Западную Беларусь мы стали гражданами Белорусской ССР, а затем, с образованием Литовской ССР - гражданами Советской Литвы.
С нападением Германии на Советский Союз семья оказалась на оккупированной территории Литвы.
19.5.1942 г. советские партизаны напали на автомобиль с тремя немецкими офицерами и переводчицей. Офицеры были уничтожены, автомобиль партизаны сожгли, а переводчицу освободили. В ответ на это нападение литовская оккупационная полиция в ночь с 19 на 20 мая 1942 г. арестовала всех поляков в нашей околице - всего 34 человека, в т.ч. и моего отца, дядю, крестного отца.  В этот же день всех арестованных расстреляли и зарыли в одну яму. Поле вместе с ямой запахали и на нем посеяли овес. Никаких следов погребения не оставили. 

Отчий дом

В разгар войны (оккупации), наша семья - мама и шестеро детей - остались без отца. В сентябре того же года я пошел в литовскую школу. Литовский язык изучали с нуля.
 Летом 1944 г. КА освободила Литву от фашистов и я уже учился по литовским советским учебникам.
В ноябре 1949 г. мы с семьей переехали из Литвы в п. Знаменск Гвардейского района Калининградской области. Все предметы в средней школе пришлось изучать на русском языке, опять с нуля. Наш выпуск был первым в Знаменской средней школе с десятиклассным образованием.
Женился на однокласснице Тамаре Романовне, 1937 г.р., в 1959 г. окончила Калининградский педагогический институт. Работала учительницей в школах Знаменска, Гвардейска, Калининграда. В настоящее время занимается садоводством, огородничеством и рукоделием.
Дочь Елена, 1960 г.р. Окончила ЛИСИ в Ленинграде по специальности мосты и тоннели. Работала начальником проектной группы в Стройпроекте Санкт-Петербурга. По ее проектам построены мосты в С.-Петербурге, Ханты-Мансийске, через Енисей, в Финляндии, Эстонии.  Ее не стало в 2011 г.
Дочь Анна, 1967 г.р. Окончила КТИРПиХ, работает заместителем начальника отдела информационных технологий Калининградского статуправления.
Имею по внучке и по внуку в Санкт-Петербурге и в Калининграде, а также питерского правнука.
* * *
Благодарю организацию "Сапёр" за ее работу, внимание, интересные встречи и мероприятия!

Героический подвиг моей мамы

Уже прошли юбилейные годы, даты важнейших событий Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
Много было написано о героических подвигах отдельных людей, воинских частей, подразделений в этой войне. У каждого из нас, кто прожил, прошел через эти тяжелые времена, есть что вспомнить, рассказать, написать.
Я являюсь одним из живых свидетелей этой войны. Об одном событии, которое на всю жизнь осталось в моей памяти, хочу рассказать. Я решил написать об этом сейчас, когда нет юбилеев, круглых дат. В моей памяти живет необычный поступок, можно смело сказать, подвиг моей мамы Лавринович Вероники Устиновны. Это событие семейного уровня и о таких поступках обычно не принято писать. Возможно кто-то из нашей семьи, вспоминая о прошедшей войне, не раз рассказывал об этом среди родных, близких, знакомых.
Произошло это в июле 1944 г. Красная Армия наступала на запад на всех фронтах. Разгар лета. Жара. На полях созревает рожь. Мне тогда было 9 лет.
В тот день утро было туманное, душное. С востока были слышны далекие раскаты грома, очень похожие на звук канонады. Ближе к полудню туман рассеялся. Господствовала жара, духота. И чем ближе наступал полдень, тем чётче было слышно, что это не гром, а грохот артиллерии. И каждый из нас – от мала до велика – понимал, что к нам с востока приближается фронт. Немцы отступают на запад.
Эти события проходили на оккупированной немцами территории (ныне восточная часть Литвы, на границе с Белоруссией).
Наша семья – мама, шестеро детей (старшему было 15 лет, младшему - 3 годика), без отца (его расстреляла литовская оккупационная полиция в мае 1942 г.), за несколько дней до этого временно оставила свой отчий дом и переселилась на хутор одного из крестьян (подальше от основной фронтовой дороги). Мы жили у него в гумне. Это около 1,5 км от нашего родного дома, в местечке Адутишкис (ныне Литва). В  этом гумне поселились временно около тридцати человек из разных семей. Все люди находились в гумне и отчетливо слышали, как все ближе и ближе стреляли орудия, пулеметы, автоматы. Вокруг нас горели на хуторах дома, хозяйственные постройки, надвигался пожар, и это заставило всех людей выйти из гумна.
Наша мама со своей шестеркой детей (старший нес на руках самого маленького, а остальные шли рядом с мамой) повела нас в ржаное поле рядом с гумном. Во ржи мы рассредоточились, легли, затихли, не шевелились. Прижимались как можно ближе к земле. В пяти шагах от нас через ржаное поле проходила полевая грунтовая дорога, укатанная телегами. Она делила поле на две части. Примерно через 150 м дорога пересекалась с  шоссе. Справа и слева – рожь, «коридор» изо ржи, и только в конце дороги виден небольшой отрезок шоссе. Там в канаве вдоль шоссе расположились немецкие солдаты. Но мы их не видели: в густой ржи никому ничего не было видно. И вдруг мы услышали одиночные выстрелы и свист пуль прямо над нашими головами. Никогда раньше не слышал такого свиста и никогда не забуду этого пронзительного звука. Стреляли сзади нас, очень близко, рядом с нами.
Мама тихонько еще раз напомнила: «ниже головы!»  Но пули летели, свистели прямо над нашими головами.
И вдруг – русская речь: «Вон там, видишь,  головки торчат. Давай коробку! Огонь!» И этот голос прозвучал рядом, совсем близко с нами, лежащими.
Мама крикнула: «Дети, вставайте!» А сама бросилась на двоих советских солдат и на их ручной пулемет на сошках с криком: «Не стреляйте детей!» Мама испугалась, подумала, что «головки торчат» - это головки её детей и бросилась нас спасать. Не могла тогда понять, «головки торчат» - это не наши головы, а головы немецких солдат в канаве при шоссе.
В ответ на этот внезапный для советских солдат бросок нашей мамы, мы услышали обыкновенный русский мат и удивление: « Чего вы здесь?! Здесь же самый сильный бой!»  Пулеметчики до этого и не видели нас и не думали в нас стрелять. Сами этого броска никак не ожидали. Хорошо помню, что они были в касках, в выгоревших гимнастёрках, на груди у них были медали.
Мама крикнула: «А куда же нам?» - «Бегите туда, где все горит!»
А горело всё кругом: дома, хлевы, овины.Мы побежали вслед за мамой в сторону самых близких пожаров через поле вико-овсяной и гороховой смеси. Спотыкались, путались в вике, падали на землю при каждом взрыве миномётных мин (вначале был слышен глухой далёкий выстрел, потом свист над нами высоколетящей  и приближающейся мины и тут же, где-то рядом - звонкий разрыв металла). Затем мы вставали и снова бежали.
Наконец, перед нами оказалась длинная канава, переполненная лежащими в ней людьми. Все они здесь укрывались от пуль и осколков.  Нашлось в канаве место и для нашей семьи. При каждом взрыве миномётных мин каждый из нас прижимался как можно ближе к земле на дне канавы.
Рядом с канавой было небольшое болотце. Одна из мин со свистом летела в направлении нашей канавы, но до канавы не долетела, а попала в это болото.  Оно было мягким, и мина без взрыва шлёпнулась в болото, и, наверное, находится там и по сей  день.  Если бы она попала в канаву, то страшно представить, чего бы она там наделала, натворила.
В канаве мы пролежали до вечера. Линия фронта прошла мимо нас дальше на запад. С мамой мы вернулись в «наше» гумно. А на том месте, где мама бросилась на ручной пулемёт, лежала большая куча гильз от патронов этого пулемёта.
Уже не было выстрелов, взрывов. Над горящим нашим местечком Адутишкис от пожара осталось на небе большое зарево.
Только на второй день мы узнали, что наш дом и подворье, слава Богу, уцелело, не сгорело.
Недалеко от дома появились три воронки от разрыва снарядов или миномётных мин. Один осколок попал в форточку, пробил оконное стекло, на шкафу оставил вмятину и лежал посреди комнаты.
Семья во главе с мамой прожила в этом доме. Мама в этом доме нас вырастила, подняла на ноги, нас воспитала, сохранила дом. Благодаря маминому подвигу мы остались живы.
Мама прожила с нами  до 1992 г.
Благодарны ей, самой хорошей на свете, за всё.
Лавринович Клеофас Клеофасович, сын
 
ФОТО
1954-1957     1967 (ф1 и ф2)

Категория: 1951-60 | Добавил: Ермаков (17.12.2013) | Автор: Владимир E
Просмотров: 952 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz