Понедельник, 19.11.2018, 08:04
Приветствую Вас Гость | RSS

Московское Краснознаменное ВИУ в Калининграде

Категории раздела
Воспоминания [25]
О выпускниках, командирах и учителях.
Творчество [7]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Общий » Воспоминания

Воспоминания эстонского солдата
ВОСПОМИНАНИЯ ЭСТОНСКОГО СОЛДАТА
 
Воспоминания о начале Великой Отечественной войны молодого эстонского солдата из трудовой эстонской семьи, ставшего Героем Советского Союза, Арнольда Константиновича Мери:
«Летом 41-го года грянула война. Мы были в летних лагерях Вярска, неподалеку от Печер. Утром передали по радио о начале войны. Никто, конечно, этого не ожидал. Все были, кто дома, кто на пляже, я как раз на велосипеде объезжал и созывал всех командиров и политруков. А вечером наша часть уже приступила к выполнению первого боевого задания. Вместе с другими частями корпуса мы занимали оборону на южном побережье Финского залива для отражения возможных немецких десантов из Финляндии, потому что немецкие войска уже были там.
Через несколько дней получили приказ выйти на подступы к Пскову, чтобы отражать немецкое наступление на Псков и дальше на Ленинград. Но сначала должны были заехать в Таллин для того, что бы взять свое обычное вооружение, материалы и т.д., и затем вместе с другими отправиться на фронт под Псков.
Наша учебная рота была без транспорта, поскольку уже расформировалась. Решили, что она поедет по железной дороге через Ленинград на Псков. Утречком в начале июля садились в поезд на Балтийском вокзале. Часть бойцов роты, человек 20, не поместилась в вагон. Мне приказали возглавить эту группу, чтобы каким угодно путем добраться под Псков с этими ребятами. Набросали еще кучу заданий: ликвидировать оставшиеся склады, собрать отставших и прочее. Одним словом, я во главе этой группы двинулся на фронт опять-таки поездом, только 6 июля. Ехали мы очень сложно, потому что меня оставили, когда штаб батальона уже отбыл. Поскольку никаких документов, командировочных удостоверений по закону положенных мне не могли выдать, то снабдили меня всякими филькиными грамотами, которые не знаю насколько доказывали законность моего продвижения с этой группой, но явно вызывали сомнение. Пока я добирался из Таллина до своей части, прошло около 10 дней, и в течение этого времени мы два раза были арестованы по подозрению в том, что мы являемся немецкими парашютистами. Один раз даже из-под ареста бежали самым романтичным образом, ночью, будто мы находимся в списках злостных дезертиров. Но все же добрались.
Своим появлением вызвали полный фурор, потому что было мало догонявших, больше было отставших, а тут чуть ли не через 10 дней, причем и Псков был уже в руках у немцев. Появились изголодавшиеся, ободранные. На три дня нас освободили от всех задач службы и приказали отдыхать и приходить в себя. А на третий день я получил распоряжение возглавить три автомашины, чтобы ночью выйти на передовую и обеспечить радиосвязь между штабом корпуса и передовыми частями.
Наш батальон связи был корпусной, располагался непосредственно рядом со штабом корпуса, который по всем данным находился примерно в 20-ти километрах от передовой. Когда я начал собирать свою команду из трех машин, готовиться к выходу вечером к передовой, мы оказались под автоматным огнем. Что такое? Непонятно. Оказалось, что это немецкие парашютисты. Началась перестрелка. Место, откуда шел огонь, было полуболотным, поросшее ольховником, за три шага ничего не было видно. Я бросился туда, пока пробирался вперед, где бегом, где ползком, оказался, по сути дела, за спиной наступающей немецкой цепи. От месторасположения наших машин не оставалось и трехсот метров до штаба корпуса, значит, через несколько минут немцы будут у штаба корпуса. А у штаба корпуса не было никакой оборонительной линии, ни одного окопа. Следовательно, через несколько минут штаб корпуса будет уничтожен. Я бросился немедленно назад. Сперва ползком, потом бегом, добежал до машин. С машинами делать было уже нечего, их расстреляли со всех сторон. Бросился дальше к штабу корпуса, выскочил на полянку. Там, смотрю, мечется несколько десятков человек, бегают взад-вперед, не знают, что делать. Я понял, что надо брать дело в свои руки, потому что рассказывать, идти кому-то докладывать будет уже поздно. Через пять минут здесь немцы будут. Я начал на этой полянке организовывать оборону. Вернее не на полянке, а на опушке, чтобы полянка оставалась впереди для обозрения, а мы были бы спрятаны. Удалось собрать человек тридцать. Кого-то добрым словом, кого по принуждению. За десять минут элементарная оборона была построена. Сказал, откуда будут наступать немцы, стрелять по моей команде.
Через несколько минут вышли немцы. Мы огнем из своих винтовок их отбили, часть положили. Они ушли в кусты, минут через десять вышли со своими автоматами на животах в атаку на нас. Мы еще часть посбивали. Поначалу мы никаких потерь не несли, потому что немцы брали на «ура», автоматы в пузо и поливали вокруг не прицельно, даже не разбираясь, откуда по ним стреляют. Через часик по нам ударили уже из миномета. А поскольку у нас окопов не было, и лежали между валунами, за деревьями, то тут понесли и потери. Одним из первых взрывов и я был ранен. Но мы продолжали отстреливаться. Я организовывал залповый огонь, таскал дополнительные боеприпасы. Через некоторое время вторично был ранен. Тут уже ходить не мог, полз. Организовывал дальше. Отстреливались дальше. Еще через некоторое время был третий раз ранен в грудь с поражением легкого, из горла пошла кровь. Пытался кое-как ползать. Часов 4-5 мы вели этот бой. Выручил нас батальон курсантов, который был подброшен на выручку штаба корпуса из города Дно.
Потом, анализируя, я понял, что возникла паника. Своих сил было вполне достаточно, не только для того чтобы отбить, но и окружить этих немцев и уничтожить до самого последнего. Мне удалось организовать оборону и руководить ею в течение нескольких часов, а немцы тоже не пытались нас окружить, все время били нам только в лоб, они тоже были вояки не шибко опытные. Обойти нас можно было и справа, и слева. Получилось, что я спас штаб корпуса, а, следовательно, и корпус. В боевой обстановке уничтожение штаба корпуса означало бы уничтожение корпуса. Это понятно, это понятно. Вот так оно и случилось. Ранения были довольно тяжелые, даже очень тяжелые»….
Вот так начал и так сражался за свою Советскую Эстонию трудовой народ Эстонии.
 
Информация антифашистов Эстонии.
http://www.comparty.by/gazeta/2010/08/vospominaniya-estonskogo-soldata
Категория: Воспоминания | Добавил: 2051 (30.04.2011)
Просмотров: 730 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Copyright MyCorp © 2018
Создать бесплатный сайт с uCoz